Акция памяти Самюэля Пати, Париж, пл. Республики, 18.10.2020. Фото: Reuters
  • 19-10-2020 (12:09)

Кровавый след мракобесия

Блогосфера о резонансном убийстве во Франции, совершенном бывшим россиянином

update: 19-10-2020 (16:16)

Резонансное убийство произошло в пригороде Парижа Конфлан-Сент-Онорин. Был зверски убит преподаватель колледжа, убийца застрелен в ходе задержания. Как предполагают следователи, преступник хотел наказать 47-летнего педагога за то, что тот осмелился показать своим ученикам карикатуры на Пророка. Все комментаторы безусловно осуждают убийцу, однако в отношении действий учителя мнения разошлись.

Татьяна Нарбут-Кондратьева:

"47-летний Самюэль Пати был учителем истории и географии. На уроке, посвященном светскому государству и свободе слова, он показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда, которые послужили поводом для нападения на редакцию и убийства 12 человек. Учитель получал угрозы в связи со своими уроками, о чем заявлял в полицию".

Анастасия Кириленко:

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

"В Саудовской Аравии, там где Мекка и Медина, можно свободно найти видео, где женщине отрезают голову прямо на проезжей части... Это 2015 год. Кто-то снял на мобильный, потому что уже не VII век на дворе, да ещё и в интернет загрузил. И, в отличие от убийства Хашогги, тут нет никаких проблем, все по закону, никакая ООН и не пикнет, и только таким, как Шарли Эбдо, это почему-то все равно не нравится.
А во Франции свобода слова ведь распространяется не только на карикатуры, но и на проповеди как раз радикальных имамов. После каждого теракта их пытаются выслать, но они жалуются, подают иски и выигрывают в рамках свободы слова. То есть, когда им нужно, они успешно пользуются почему-то не законами шариата, а светскими законами о свободе слова, установленными теми "кафирами", кого они презирают.
Если бы выборы были сегодня, Ле Пен бы победила".

Она же:

"Новости из Франции по отрезанной голове учителя.
Обиженной девочки не было в школе на уроке, посвященном Шарли Эбдо. Ее к тому времени исключили за "проблемы с дисциплиной" и успеваемостью.
В интерпретации родителей все это — и исключение, и урок — это просто исламофобия. Однако, судя по всему, подросток решил отомстить (ну вот, например, в нашей бандитской школе в Новосибирске двоечники лишили учителя глаза. А тут вот пошли путем призывов к расправе в соцсетях). И надо сказать, этот ребенок добился больших успехов..."

Егор Седов:

"По парижской истории.
Это уравнение отнюдь не состоит из двух человек, которые уже никому ничего не расскажут.
Оно гораздо больше.
Оказывается, была девочка-ябеда, которая оскорбилась. Не на карикатуры она оскорбилась, а на то, что ее исключили за проблемы с дисциплиной. (Интересно, какие это конкретно проблемы в европейской школе?)
Оказывается, были родители девочки.
Оказывается, было школьное руководство, которое не могло не знать ни про провокативные иллюстрации уроков по свободе слова, ни про реакцию на них.
Оказывается, были полицейские, к которым, судя по тому, что я прочел, учитель обращался после угроз — а дальше уже полиция по вполне мордорским лекалам "отреагировала" в духе "Ну, когда убьют, тогда и приходите!" (Еще одна иллюстрация тезиса "Никто не лучше никого!")
Наконец, есть президент Макрон.
Он всякий раз появляется на месте совершения резонансных преступлений?
Думаю, все-таки нет. Думаю, его появление — это несомненный месседж. И вывод резонанса на новый уровень.
А уравнение получается большим. Полагаю, в реальности оно еще длиннее".

Ольга Крассак:

"История обезглавленного учителя такова:
В рамках темы о свободе слова учитель истории решил показать карикатуры на пророка Мохаммеда. И предложил выйти из класса или отвернуться тем из учеников, кого эти картинки могли бы шокировать.
Одна из учениц рассказала об этом отцу. Рассказала по-своему, естественно. Будто учитель заставлял выходить из класса, а не предлагал.
Ну, и карикатуры голого пророка сыграли свою роль.
Папаша девочки записал видео и выложил в соцсети.
Поднялся скандал.
Учителя обвинили во всех грехах, в т.ч. и в демонстрации порнографии. И даже написали на него заявление по этому поводу.
Вмешалась администрация колледжа.
Учителя истории стали гнобить. И он, в свою очередь, тоже подал заявление. О клевете.
И вот результат.
Сумасшедший россиянин отрезал ему голову прямо возле колледжа...

Кровь стынет в жилах...

Не понимаю, почему карикатуры могут кого-то шокировать... это всего лишь карикатуры...
Не понимаю, почему надо поднимать шум из-за карикатур.
И почему за этим должно последовать жуткое убийство...

UPD: вышеупомянутая девочка, чей отец выложил видео, на которое среагировал убийца, не была в этот день в школе. Она рассказала отцу то, что слышала от одноклассников.
Испорченный телефон.
(Не нашла подтверждения этому факту. Возможно, девочка таки в школе в этот день была.)

UPD 2: Убийца после уроков в пятницу находился в школьном дворе и просил учеников школы показать ему учителя".

Сергей Худиев:

"Читаю комментарии на убийство в Париже учителя, который показывал ученикам карикатуры на Мухаммеда. Та же ловушка, что и с нападением на Шарли Эбдо.
Террористы не должны указывать людям, что им можно, а чего нельзя. Это понятно и бесспорно. Прогибаться под террористов — значит побуждать их гнуть дальше. Учитель стал жертвой беззаконного убийства, и это тоже бесспорно, и никаких оправданий убийце не может быть.
Но вот делать из Шарли Эбдо знамя европейской цивилизации... Я понимаю, что Шарли — это нравственная, интеллектуальная и эстетическая вершина французского секуляризма, его зрелый плод. Но с европейской цивилизацией, которую стоило бы отстаивать, у меня ассоциируется нечто другое. Капелла Сен-Шапель, если говорить о милой Франции. Музыка Гийома де Машо. Вся небесная красота готики.
Я воздерживаюсь от глумления над почитаемыми фигурами других религий не потому, что боюсь террористов — а потому что в рамках моих убеждений такое глумление в принципе неправильно. Независимо от последствий. То, что ИГИЛ с суровостью, которую все мы порицаем, наказывает пьяниц, еще не делает пьянство героической добродетелью.
Учитель, который намеренно оскорбляет учеников по признаку их религиозной и культурной принадлежности, профнепригоден. И я надеюсь, что в России ему бы сразу объяснили, что так делать не надо.
Это никак не преуменьшает беззаконность его убийства и не отменяет того, что убийца должен был бы сесть очень надолго, а те, кто начнут его вслух одобрять — присесть на срок, достаточный для исправления их умов.
Но издеваться над чужой религией — это тоже никак не славный подвиг. Это проявление презрения к людям.
Когда от меня требуют быть либо за секуляристских социопатов, либо за исламистских социопатов — я отвечаю, что я вообще не за социопатов. Я за то, чтобы за социопатами вовремя приходила полиция, а мирные люди жили в добрососедстве и взаимном уважении".

Карина Кокрэлл-Фере:

"Европа пережила несколько волн господства человеконенавистнических теорий и систем — от инквизиции до нацизма и большевизма, теперь к этому списку добавился исламистский терроризм, укоренившийся в Европе сравнительно недавно как следствие многих исторических событий конца ХХ века, плюс гигантских перегибов в "мультикультурной политике" Европы, которые будут аукаться еще очень долго.

До середины 1990-х в Британии, например, слово "терроризм" связывалось в сознании только со словом "ирландский". Или ассоциировалось с Израилем, и никто не думал тогда, что и в Европу все это придет.

А ведь первый исламистский теракт был совершен в 1994 году, когда алжирские "верующие" захватили самолет в Марселе, убили нескольких пассажиров и угрожали, что снесут Эйфелеву башню, но были обезврежены французской полицией.
До этого мусульмане в Европе (в Британии, например) жили десятилетиями, не помышляя ни о терроризме, ни об "оскорбленных чувствах".

Исламизм имеет все внешние формы ислама, но это иное — тоталитарная экспансионистская человеконенавистническая идеология, как и упомянутый выше нацизм".

Эль Мюрид:

"Новость о том, что "родившийся в Москве чеченец" убил и отрезал голову преподавателю во Франции, можно смело публиковать в рубрике "Их нравы". Столкнулись два несовместимых явления. Одно — так и не вписавшееся и не ассимилировавшееся в чужую культуру дикое дитя, полагающее, что убийство — вполне приемлемый метод убеждения. И второе — другое крайнее проявление, когда носитель идей безграничной толерантности считает себя вправе подтираться чужими символами. В общем, убийства никто не хотел, оно было неизбежным.

Правда, во всех сообщениях упорно идет рефрен "родившийся в Москве чеченец". Хотя по сути, в Москве он только родился, а эмигрировали его родители из страны достаточно давно, чтобы Москву убийца мог помнить только по записи в паспорте.

Человек не выбирает место рождения. Как и родителей, пол, цвет глаз. Человека делает человеком все остальное — в первую очередь воспитание и его собственный выбор.

Место рождения к таковым не относится вообще. У нас училась однокурсница, которая родилась в Алжире. Родители там работали, вот она там и родилась. Будет ли место ее рождения чем-то ценным с точки зрения объяснения любых ее поступков? Я, кстати, родился неподалеку от Киева в месте, в котором не был больше никогда в жизни. Родители учились в киевском политехе и уехали на ноябрьские праздники к родственникам. И на обратном пути мне приспичило. Не довезли, поэтому каждый раз я должен, указывая место рождения, писать долгий и сложный адрес "село, район, адрес" — как записано в паспорте. А мог бы просто и коротко — Киев. И опять же — как место рождения повлияло на мою дальнейшую судьбу? Маму выписали — и мы поехали туда, куда я не доехал несколько дней назад.

При чем тут место рождения убийцы французского преподавателя — вот решительно непонятно".

Игорь Эйдман:

"Свободный творческий человек не может слепо принять наследственные традиции, религии и идеологии. Он самостоятельно формирует систему взглядов, основанную на личных знаниях и опыте; всю жизнь составляет из мозаики разных фактов, идей, учений собственную картину мира. Для такого человека нет своих и чужих по национальному или религиозному признаку, поэтому нет и повода для конфликтов на национально-религиозной почве".

Tatyana T. Jishiashvili:

"Убийство французского учителя Самюэля Пати (Samuel Paty), как и ранее убийства сотрудников редакции Шарли Эбдо — это преступления. В этом нет сомнений и никто их не оправдывает. Я не знаю ни одного человека, кто бы оправдывал эти убийства.

Но вопрос о допустимости высмеивания религиозных святынь в свободном демократическом обществе существует сам по себе.

Шарли Эбдо — левое антиклерикальное издание. А я очень боюсь левой морали, потому что она восходит к манифесту коммунизма Кампанеллы — "Городу Солнца" со всей его страшной атрибутикой — огосударствлением семьи, жен и детей. Мы знаем, во что это вылилось в период военного коммунизма в нашей стране — да и не только в этот период, — и в других странах, которые выбрали для себя левый путь".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...